Как отделить слонов от коров?

У мух тоже бывает селезёнка. Ну как бывает… Случается, говорят... Наверняка случается и желудок. И кишечник. И мозг.

 

Мне обычно попадаются очень мозговитые мухи, которые прячутся, едва возьмёшь в руки газету. А только отложишь, они выползают и ехидно потирают лапки. Издеваются.

 

Так что в их селезёнку я тоже свято верю. Она примиряет меня со всеми мухами на свете. Неважно, были они или ещё только будут. Или уже теперь шагают по кухонному подоконнику, заложив руки за спину. Размышляют.

 

Селезёнка продуцирует тоску, ротовые железы — слюну. Эти жидкости поднимаются во мне, как море, и бродят в поисках поживы. Со слюной проще. Положил в рот яблоко и доволен. А тоска… Чем её занять? Что сожрать?.. Что ни закинь, всё оказывается не то.

 

Невидимые пращуры текут по твоим внутренним рекам, говорят с тобой на первобытном языке, шепчут, что ты — всего лишь узоринка на пёстром человеческом ковре. Что ты — щепочка, отколотая мастером от общего чурбака. От великого пра-чурбака. И всю жизнь носишься со своей отщепленностью. Проклинаешь свою частичность, проходящесть, свою незаконченность. А жалкие человеческие потуги создать иллюзию единения приводят только к пониманию — какой глубины эта пропасть.

 

…Ох уж эта тоска по другим таким же деревяшечкам! И по мухам. По всему живому. И по мёртвому. Так бы взял — и растворился во всём, что видишь, слышишь, трогаешь. Взял бы — и сдох от переизбытка смутных щемящих чувств. Или натянулся бы на весь земной шар, как полосатый носок, закрыл бы глаза и замер в сытой уверенности, что ты един со всем, что есть. Ничто тебя не избегнет. Но вот в чём подлость — полосатые носки несовершенны. Их предельная растяжимость ограничена объёмом среднестатистической пятки.

 

Эх, селезёнка ты, селезёнка, предательский орган!

 

И снова прохаживаешься по подоконнику, почёсывая хоботком в затылке. Или сидишь у окна в собственной паутине, задумчивый, четырёхглазый, головогрудый. Уменьшаешь слонов, препарируешь мух, отгоняешь коров от котлет… и мало ли что ещё. Не важно. Важно, что селезёнка вырабатывает секрет. И этот секрет — тоска. Или тоска — это такой секрет?

 

Когда-то мы стряпали песчаные холмики с фантиками и насекомыми, которых можно было разглядеть через вставленное стёклышко… Песок осыпался, и мы осторожно стряхивали его. Чтобы видеть краешек разноцветной бумажки. Не столько видеть, сколько чувствовать. Или, может быть, угадывать. Удивительно — подглядывать за собственной тайной… Ещё забавней — подглядывать за собой, подглядывающим эту тайну. Забавно, да, забавно. Только не оборачивайся в этот момент…

 

Не оборачивайся. Смотри вперёд. Смотри на это стекло. Какой секрет пытаешься там разглядеть?.. Вглядываешься, расплющив нос. Протираешь запотевшую от дыхания поверхность. А там всё тот же разноцветный краешек. Всё того же мира. И всё та же ущербность носков.

 

Отщепенец, сигнализируют тебе пращуры через кровь, отщепенец. Сами уроды, телеграфируешь в ответ. 

 

Но, увы, связь с ними работает только в одну сторону…


Комментарии

flymess
2 месяца назад
Если бы только книги... У меня вот полки с книгами падают))

eternity9
2 месяца назад
А когда начинаешь подглядывать за тем, кто подглядывает за тобой пишущим, читающим и прочееделающим случается трещать стенам, резким и неожиданным звукам вмешиваться извне, книгам с полок падать... )))
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти